Расслабься и читай...

Женщина в красном


операции можно было назвать героическими. Весь мир
аплодировал, когда в Эфиопию прибыли три парохода, битком набитые зерном,
которого было достаточно, чтобы прокормить всех беженцев в течение месяца.
Миру, разумеется, было невдомек, что, глубоко закопанное в пшеницу и
кукурузу, в трюмах находилось военное снаряжение, которого с лихвой
хватило для ведения гражданской войны в течение двух лет.
Но Брюс Уэйн об этом знал, так же как знал он и том, что за всем этим
мог стоять один-единственный мозг. Возможно, сорок пять лет назад это и
была группа, но не теперь. Никакой комитет не был в состоянии
разрабатывать столь глобальные операции с такой утонченной элегантностью.
Однако даже у Брюса Уэйна не было ключа к разгадке, что за орган или
личность скрывались за этим именем. У каждого законспирированного
субъекта, включая и его самого, есть общественное лицо и частная жизнь, но
у Связного - насколько известно - этого не было вовсе. Полное
затворничество обеспечивало ему неузнаваемость даже в том случае, когда та
или иная из его операций проваливалась. Если же и появлялось его
приблизительное описание, оно противоречило предыдущим, и это говорило в
пользу версии о комитете. Хотя и считалось, что корни Связного - в
Америке, Брюс Уэйн был благодарен ему хотя бы за то, что тот щепетильно
избегал заниматься своими грязными делишками на территории Соединенных
Штатов.
- Впрочем, они, кажется, не очень-то уверены, - сказал Гордон, когда
молчание слишком уж затянулось. - Это ведь не в духе Связного - делать
дело там, где действуют наши законы. Они конечно, хватаются за соломинку,
так мне кажется, но вместе с тем признают, что улики очень уж ненадежны.
Бэтмэн покачал головой, поглаживая подбородок. - Мир меняется, и
Связной вынужден меняться вмес


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   ...