Расслабься и читай...

Неизвестный маршрут


ми", или: "Разве мои глаза не надо сделать чуточку бо-
лее налитыми кровью?", или: "Немножко больше слизи под мышками", - я был
готов завопить благим матом. Вероятно, это было бы не так обидно, если
бы ее внимание хоть на самую малость распространялось и на мою внеш-
ность. А я слышал только одно: "Ты? Ты выглядишь отлично".
Но не только это заботило меня в поведении Тананды. Несмотря на ее
утверждение, что мы отправились в это путешествие за покупками, она на-
отрез отказалась посещать центры розничной торговли любого Измерения. И
базары, и ярмарки, и блошиные рынки, и все прочее встречались с тем же
брезгливым выражением на лице и словами: "Туда нам ходить незачем".
Вместо этого она, кажется, довольствовалась ролью туристки. А еще я за-
метил, что ее расспросы неизменно приводили нас к национальным святили-
щам или выставленным для обозрения королевским сокровищам. Осмотрев нес-
колько таких выставок, мы отправлялись в очередное Измерение.
В некотором смысле меня это вполне устраивало: я не только совершал
беглую летную или ползучую экскурсию по Измерениям, но и получал удо-
вольствие оттого, что совершал ее вместе с Танандой. Моя спутница позна-
комила меня с обычаями более чем сотни Измерений, и в каждом она была
именно такой - светской. Я быстро усвоил, что не только ее красота, но и
этика тоже варьировались от Измерения к Измерению. Способы выражения ее
приязни ко мне в некоторых из них не поддаются описанию и неизменно зас-
тавляют меня краснеть при воспоминании. Незачем говорить, что после трех
дней такой экскурсии я не смог всерьез продвинуться дальше уровня обыч-
ной дружбы с моим прекрасным гидом. Я имею в виду, что Танандино истол-
кование дружбы и так уже серьезно угрожало нормальной работе моего серд-
ца, не говоря уже о других органах.
Однако мой ум занимала мысль о более неотложной


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   ...