Расслабься и читай...

Гриффин


е оставлял места для
возражений.
Вздохнув, я закрыл глаза и принялся вносить изменения в наши личины.
Когда я только начинал учиться заклинанию личин, оно касалось лишь
изменения черт лица и конфигурации тела, придававших им сходство с дру-
гим субъектом. После упорных занятий я научился менять и внешний вид
предметов, а конкретнее - нашей одежды.
На сей раз, когда я закончил свои манипуляции, мы не только выглядели
как валлеты, но и носили мундиры вейгасских солдат.
- Неплохо, малыш, - одобрил Ааз, похлопав меня по плечу. - Пошли.
И с этими словами он сломя голову ринулся в толпу, расчищая мне доро-
гу и пробираясь на улицу позади процессии. Пробивать путь в гуще народ-
ных масс - одно из тех дел, которые у Ааза получаются лучше всего.
- Дорогу! - орал он. - Посторонись! Дорогу!
Следуя за ним впритык, я добавлял к всеобщему гаму свой рев.
- Тахойцы! - вопил я. - У южной стены тахойцы!
Это одно из тех дел, которые лучше всего получаются у меня, - пани-
ческие вопли.
Сначала нам показалось, что нас никто не расслышал. Затем несколько
голов повернулись в нашу сторону. Кое-кто подхватил мой вопль.
Слова пронеслись по толпе вперед, словно лесной пожар, да такой, что,
когда мы добрались до арьергарда процессии, та остановилась.
Солдаты засуетились, цепляясь оружием за окружавших их людей и бросая
нервные взгляды то на толпу, то на крыши домов.
- Тахойцы! - кричал я, проталкиваясь к ним.
- Где?
- У южной стены!
- Кто?
- Тахойцы!
- Где?
Эта ерунда могла бы продолжаться бесконечно, если бы наконец не поя-
вился офицер. Он заметно превосходил интеллектом своих солдат... то есть
он мог бы выиграть спор с кочаном капусты.
- Что здесь происходит? - потребовал он ответа.
При звуке его властного голоса гомон немного приутих.
-


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   ...